«Увидел, что кость проткнула джинсы». Казахстан не торопится расследовать дела о пытках кыргызстанцев во время январских волнений
Айсымбат Токоева
«Увидел, что кость проткнула джинсы». Казахстан не торопится расследовать дела о пытках кыргызстанцев во время январских волнений

Иллюстрация: Mari Msukanidze / Медиазона

Во время волнений в Алматы в январе 2022 года многие задержанные стали жертвами пыток и издевательств со стороны полицейских. Среди них оказались и как минимум двое граждан Кыргызстана — Викрам Рузахунов и Чолпонбек Сыдыков. Они пережили жестокие избиения, после чего, благодаря огласке, смогли вернуться на родину. Теперь пострадавшие пытаются добиться наказания для тех, кто издевался над ними. «Медиазона» разбиралась, как казахстанские силовики расследуют дела о пытках кыргызстанцев и каковы шансы последних на правосудие.

В начале января, в самый разгар протестов и погромов в Казахстане, кыргызский джазмен Викрам Рузахунов попал в заголовки всех крупных медиа обеих стран: в частности, на гостелеканале Qazaqstan его попытались выдать за «погромщика». Рузахунов с заплывшим глазом и ссадинами на лице сказал на камеру, что прилетел в Алматы для участия в митингах.

«Первого числа со мной созвонились незнакомые люди и предложили участвовать в митинге. Предложили 90 тысяч тенге. Поскольку я безработный в Кыргызстане, я согласился. Они купили мне билет. Второго числа я прилетел в Алматы, и меня отвезли на квартиру, где были также граждане Таджикистана, Узбекистана, но я не понимал, о чем они говорят», — объяснял он на видео.

Мужчину в кадре моментально узнали родственники и коллеги: они рассказали, что Рузахунов — известный музыкант-джазмен, который улетел в Алматы 2 января на концерт. В итоге благодаря шумихе, поднятой в Кыргызстане, Рузахунова освободили уже 10 января, и он вернулся в Бишкек.

«Мне оставалось недолго»

Вернувшись на родину, Рузахунов рассказал, как его пытали. «По оценке врачей, мне оставалось недолго, ведь сломанные ребра уже повредили левое легкое, не хватало пару ударов, чтобы повредить сердце <..> Хотя на допросах я постоянно повторял, а на пытках — кричал, что являюсь известным музыкантом, просил просто вбить мое имя в поисковике. В ответ только ругательства и издевки», — вспоминал музыкант.

Он отмечал, что «если бы не интервью, никто бы не узнал, где я и что со мной».

9 февраля стало известно, что в Алматы возбудили дело о пытках джазмена из Кыргызстана. Впрочем, уже на следующий день прокуратура отчиталась, что не смогла «установить происхождение» следов травм на его теле. А 3 мая, спустя три месяца, следствие приостановили из-за отсутствия показаний Рузахунова.

Адвокат музыканта Рена Керимова тогда рассказывала, что в деле нет подозреваемых, а обстоятельства произошедшего не выяснены. «Рузахунов отказывается [приезжать в Алматы и] давать здесь показания, потому что опасается провокаций и боится за свою жизнь и здоровье. А нашим правоохранительным органам это только на руку, поскольку без его участия нельзя вести полноценное расследование», — возмущалась в разговоре с Orda.kz Керимова.

Замдиректора Коалиции НПО Казахстана против пыток Роза Акылбекова уточняет, что решение о приостановке следствия все же отменили, поскольку Рузахунова в Бишкеке допросили кыргызские следователи. Правозащитница отмечает, что джазмен и его адвокат отказались от видеозаписи во время допроса, поэтому документ оформили письменно.

«Для того, чтобы провести опознание, я считаю, не обязательно его везти в страну, где его пытали. В России в 2021 году был принят закон, позволяющий проводить опознание и допрос онлайн. Приезд в страну повлечет за собой повторные моральные и психологические пытки. Физические раны заживут, но психологическая травма останется навсегда с ним», — подчеркивает Акылбекова.

«Ноги начали неестественно болтаться»

Викрам Рузахунов был не единственным кыргызстанцем, которого задержали, а затем пытали в Алматы в начале января.

46-летнего строителя Чолпонбека Сыдыкова задержали ночью 8 января на выезде из Алматы — он возвращался в Бишкек. Военные высадили его и еще нескольких человек из автомобиля и увезли в полицию.

«Мы поднялись по лестнице, затем нас провели в какой-то коридор. Там нас у стенки поставили и давай уже бить всех. Всех били. Там кричали мы все. Потом нас били с десяти утра и в обед уже мои ноги сломали. Били кулаками, ногами, дубинками», — рассказывал позже Сыдыков.

Юрист Коалиции против пыток в Кыргызстане Ерлан Алимбаев уточняет, что Сыдыкова пытали в двух полицейских отделениях Алматы с 8 по 10 января — во время спецоперации по «зачистке» города.

«Его и других задержанных избивали дубинкой. Сыдыков говорил, что избивали по очереди: пока один бьет, второй отдыхает. [В один момент] он лежал на спине, прикрывал голову руками и подогнул ноги так, чтобы голени были параллельны полу. В этот момент его ударили дубинкой по ногам. И сразу был хруст: сломали ногу. Сыдыков увидел, что кость проткнула джинсы, а ноги начали неестественно болтаться», — рассказывает юрист.

Согласно материалам дела, для Сыдыкова вызвали скорую помощь на адрес обычного жилого дома в Алматы — улица Масанчи, 87. По словам врачей, скорее всего, это было сделано для того, чтобы кыргызстанец не умер в отделении полиции, истекая кровью.

Медики увезли задержанного в больницу и диагностировали у Сыдыкова закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение головного мозга, закрытый перелом ребер: слева с третьего по 11 ребро, а справа — 11-е ребро со смещением, открытый оскольчатый перелом обеих голеней со смещением отломков, а также травматический шок третьей степени. В больнице Сыдыков пробыл до 19 января, где его и нашли кыргызские дипломаты.

На следующий день, 20 января, Сыдыкова перевезли в Бишкек. После этого он провел в клинике еще около месяца, где дал интервью «Азаттыку», в котором рассказал об обстоятельствах происшедшего с ним. На звонки «Медиазоны» Сыдыков не ответил.

Адвокаты кыргызстанца подали ходатайство о допросе всех участников и свидетелей издевательств над кыргызстанцем — от задержавших его военных до врачей скорой помощи, говорит замдиректора Коалиции против пыток Роза Акылбекова. По ее словам, казахстанская прокуратура готова организовать видеоконференцию с Сыдыковым для следственных действий.

«Понятно, [что Сыдыков не может приехать], учитывая его физическое состояние, в котором виноваты казахстанские полицейские — две переломанные ноги. Необходимо привлекать к ответственности медицинских сотрудников, которые не зафиксировали это в журнале и карточке задержанного», — считает правозащитница.

«Жертвы не верят, что виновные понесут наказание»

Только за первые три месяца 2022 года в Коалицию НПО Казахстана против пыток поступило 138 сообщений о пытках и других видах противоправного обращения с задержанными. Правозащитники подчеркивают, что в подобных случаях на потерпевших оказывается сильное давление, а дела закрывают, например, потому что жертва не может опознать мучавших ее полицейских.

В Коалиции, по словам Розы Акылбековой, чрезвычайно обеспокоены тем, как расследуются дела о насилии над задержанными по итогам январских беспорядков: «Многие потерпевшие не осведомлены или скептично настроены относительно возможности обеспечения им мер безопасности. Судебная экспертиза по делам о пытках проводится поверхностно. Необходимых в случаях пыток следственных мероприятий не проводится, или, по крайней мере, потерпевшим или их адвокатам о них ничего неизвестно».

Она добавляет, что Коалиции неизвестно ни одного случая ареста силовиков, на которых указывали пострадавшие.

«Многие жертвы пыток не верят в то, что сообщения и заявления о пытках будут расследованы должным образом и виновные понесут адекватное наказание», — заключает Акылбекова.

Ещё 25 статей